Его именем названа школа. Александр Сивагин



Саша Сивагин родился 6 марта 1970 года. В школу №25 он поступил в 1977 году – в первый класс. По воспоминаниям наших учителей, Александр был парнем с обостренным чувством справделивости, человеком своего слова. Все учителя, у которых он училс. в один голос говорят о порядочности Саши. «Когда он погиб, мы были в шоке, – говорит учитель математики Сафьянова Александра Николаевна. – Мы тогда собирались с учителями, никто не мог плохого слова о нем сказать. Тогда мы были очень подавлены: Саша был из тех людей, которые заслуживают долгой и благополучной жизни».
После школы Саша пошел служить в армию, в погранвойска. Это было осознанным решением. Как вспоминает Елена Еремеева, сестра Саши, «его военрук впечатлил очень, всегда говорил, что таким, как Саша, место именно в армии, в элитных погранвойсках».

Когда Саша вернулся из армии, встал вопрос: что дальше? Отец считал, что нужно устроиться работать на завод. Но Саша выбрал вечернее отделение юридического факультета ЯрГУ им. Демидова. Вначале работал помощником следователя. Но эта работа пришлась не по душе. «Много бумаг, мало дела», – говорил он. В 1992 году Саша приходит работать оперативником в розыскной отдел Кировского РОВД г. Ярославля. Сослуживцы до сих пор вспоминают его как отзывчивого, веселого и честного парня, у которого всегда было доброе слово для каждого.
В 1993 году по рекомендации своего начальника он попадает в специальный отряд быстрого реагирования при УВД по Ярославской области.

Накануне наступающего 1995 года Александра и нескольких его коллег повысили в звании. А 12 декабря 1994 года младший лейтенант Александр Сивагин в составе сводного отряда СОБРа был отправлен в зону боевых действий на Северный Кавказ.
Поначалу разместились в Моздоке. Почти тут же получили первое боевое задание: уничтожить дудаевский блок-пост. На подмогу «Витязю» — элитному отряду спецназа — со всех подразделений собрали по два человека. От ярославцев пошли Станислав Сясин и Александр Сивагин. Основательный человек, исполнительный офицер, Александр тогда кроме своей амуниции, которая весит немало, несколько километров нес на себе
еще и ящик патронов. И неспециалисту ясно, что физической подготовкой для этого надо обладать отменной!.. А через две недели, 30 декабря, вместе с внутренними войсками СОБР вышел колонной по направлению к Грозному. Сначала объявили: вперед продвинутся войска Министерства обороны, затем — внутренние войска. Задача СОБРа — «зачищать» оставшихся за ними боевиков, принимать оружие, наводить порядок. На деле вышло все совсем иначе… Ярославцы ехали на двух бронетранспортерах, один из которых, совсем новенький, ребята получили буквально накануне. Двигались всю ночь. Остановились утром у заброшенного зернохранилища, в четырнадцати километрах от города. В этот день, 31 декабря, в два часа дня и поступил приказ штурмовать Грозный. Войска успели пройти вперед, а собровцы продвинулись лишь метров на сто, как чеченцы взорвали мост. Ребятам пришлось делать крюк в полтора десятка километров.
…Обстреливать колонну начали уже на подступах к городу. Что это — мины? гранаты? Сидящие внутри БТРа чувствовали только, что машину подбрасывало, как игрушку. И лишь в минуту затишья, выбравшись на воздух, обнаружили пробоину в броне.

5 января сводный отряд собровцев получил новое задание: 6 января захватить и удержать здание Института нефти, в котором, по информации командования, расположился центр подготовки боевиков. Из находившегося поблизости больничного городка наши ребята некоторое время наблюдали за объектом. Этажи высотного здания распределили по областям. Ярославцам достался десятый этаж. …Под мощный обстрел отряд попал уже на подходе к зданию института. Вел ребят Проводник — такая кличка была у местного собровца Александра Карагодина*, знавшего каждый закоулок города. А чуть позже бойцы чудом спаслись от собственных бомб: получившие приказ командования самолеты российских ВВС во время штурма начали прицельно бомбить институт вместе с засевшими там боевиками.
Ярославцам удалось-таки пробиться на свой десятый этаж и занять там оборону. Поздно вечером пришла информация, что ночью боевики начнут штурм здания. Молодые офицеры распределились по окнам и приготовились к бою. Минута томительно тянулась за минутой, час за часом… К счастью, тревога оказалась ложной. 7 января 1995 года участники событий запомнят на всю оставшуюся жизнь. Запомнят и за себя, и за погибших товарищей. Утром поступил новый приказ: сопровождающие должны провести к удерживаемому собровцами зданию генерала Воробьева*, осуществлявшего координацию действий всех сотрудников правоохранительных органов в Чечне. Через проспект генерала сопровождал Проводник. Александр Сивагин и Владимир Разгуляев* вышли им навстречу. — Мы смотрели из пролома в стене, как они будут возвращаться, — рассказывал очевидец тех событий. — И вдруг — взрыв! То ли от мины, то ли после обстрела гранатометом, но рухнул находившийся поблизости деревянный дом. У чеченцев же здесь все было пристреляно… Нам сначала передали, что погибли генерал Воробьев и Проводник. Но чуть позже Карагодин вышел на связь: «Я жив. Погиб генерал. И ваших двоих накрыло…» Днем, когда ярославский СОБР сменил ОМОН, они вернулись в больничный городок…
Пока обсуждали, как вытащить остававшиеся у развалин тела, кто-то сообщил: убили-таки Проводника (позже Александру Карагодину посмертно было присвоено звание Героя России).
…Несмотря на начавшийся обстрел, наши ребята сумели вытащить тело Владимира Разгуляева. Видели — рядом лежало еще одно тело. Пошли второй раз. Широкий проспект… Пули цокают об асфальт прямо под ногами… Снайперы специально выжидают тех, кто возвращается за убитым товарищем… Вытащили и второго, но оказалось, что это не Саша, а разведчик из другого подразделения. В тот момент, когда ярославцы обсуждали, как достать тело Сивагина, снайперская пуля оборвала жизнь другого их товарища — Александра Карпушина*… Тела Александра Сивагина так и не нашли. Единственный свидетель его гибели — Проводник — тоже был убит. Продолжать поиски под завалами на простреливаемой чеченцами улице было бессмысленно — это привело бы только к новым жертвам. Командир ярославского СОБРа Евгений Полянко рисковать своими ребятами больше не стал. Удалось вывезти лишь тела Карагодина, Разгуляева и Карпушина.
Через месяц после возвращения в Ярославль, узнав о временном затишье в боевых действиях, двое собровцев снова ездили в Грозный, но и под разобранным завалом не обнаружили останков Саши Сивагина.

Оставалась последняя, пусть и очень слабая, надежда, и командир поехал в Ростов-на-Дону. Туда, в Центральную медицинскую лабораторию криминалистической идентификации, свозили все неопознанные тела и останки погибших на Северном Кавказе. Евгений Полянко осмотрел все вагоны-рефрижераторы. Трудно сомневаться в профессионализме этого человека, семнадцать лет занимавшегося поиском пропавших без вести. Тела Александра не нашли и в ростовских морозильниках…
За мужество, смелые и решительные действия, проявленные при выполнении специального задания, Указом Президента РФ от 9 февраля 1995 года № 119 Александр Николаевич Сивагин награжден орденом Мужества. До настоящего момента А. Н. Сивагин считается без вести пропавшим. Его имя занесено в «Книгу памяти», изданную Межрегиональной ассоциацией социальной защиты ветеранов и сотрудников спецподразделений правоохранительных органов и спецслужб «Русь», ГУБОП СКМ МВД России и советом ветеранов ГУБОП СКМ МВД России. На Воинском мемориальном кладбище Ярославля ему установлен памятник. Ежегодно в память о лейтенантах милиции Александре Сивагине, Владимире Разгуляеве и Александре Карпушине в Ярославской области проводится лыжная гонка. В ней участвуют не только сотрудники Ярославского управления внутренних дел, но и ФСБ, налоговые службы, коллеги-силовики из соседних регионов.

12 декабря 2014 года постановлением мэрии города Ярославля №3001 нашей школе присвоено имя Александра Сивагина.